909: Джонстаунская трагедия

909: Джонстаунская трагедия

Восемнадцатое ноября… Эта дата во всем мире должна стать днем, когда мы чтим память всех жертв деструктивных культов, днем ​​глубокого траура для тех, кто из-за сект потеряли своих близких.

Этот день 1978 года, когда произошло самое масштабное в новейшей истории человечества массовое самоубийство, заставил правительства и общественность многих стран в корне изменить отношение к новым религиозным организациям и подвергнуть сомнению устоявшийся статус-кво в отношениях между «церквями» и властью. Но за это в одночасье отдали свои жизни более 900 человек.

 

Поучительные страницы истории. Главной, неоспоримой ценностью истории является то, что она дарит шанс учиться на ошибках прошлого, чтобы избежать повторения тех потрясений, которые пришлось пережить другим. Ведь мудрые перенимают уже готовый, проверенный временем опыт, а на собственных ошибках учится только дурак.

«История – учительница жизни. Не знать истории – значит, навсегда оставаться ребенком» (Цицерон).

Экологическое поселение, идеальное общество, в котором нет богатых и бедных, где все живут счастливо, где царят равенство и процветание, — в не слишком далеком прошлом уже были примеры того, чем закончилась эта утопия, но о них почему-то мало вспоминают сейчас.

Как-то один проповедник пятидесятнической религиозной общины в США предложил своим верным последователям создать идеальную коммуну и уехать вместе с ним подальше от цивилизации, в экологически чистый и безопасный район, и там построить новую жизнь. Звали его Джим Джонс. Место для будущего поселения было выбрано им не случайно: Джонс боялся атомной войны (он много чего боялся, поскольку страдал психическим расстройством, а его нервы и разум были истощены длительным употреблением наркотиков, в частности фенобарбитала) и вычислил, что в случае ядерной атаки в Гайане будет безопасно именно в джунглях. То же касается и землетрясений и других стихийных бедствий, вероятность наступления которых в этом месте была наименьшей.

Вместе с ним согласились выехать около тысячи членов его религиозной общины — «Храма народов» («Peoples Temple», или «Народный храм»). Они продали все имущество, бросили свои дела и оставили близких, чтобы ничто больше не связывало их с старой жизнью. В джунглях Гайаны 1977 они начали строить новую – в гармонии с природой, без благ цивилизации, в экологически чистых условиях, на полном самообеспечении. Их экопоселение было названо Джонстаун – по имени его основателя. Назад возврата уже не было: в это дело они вложили все свои сбережения и силы.

А так выглядел Джонстаун с вертолета 18 месяцев спустя – эти жуткие кадры облетели весь мир.

909 тел мужчин, женщин и детей лежали мертвыми на том месте, которое они считали раем на земле.

Около трети из всех погибших – это дети.

Большинство членов коммуны были отравлены, остальных застрелили охранники.

Последним упал рядом с ними сам Джонс. Он застрелился.

Трагедии не случаются неожиданно. Им предшествует ряд событий и шагов, которые в конечном итоге приводят к большим потрясениям. Жители Джонстауна совершили массовый суицид не случайно – их долго и последовательно готовил к этому сам лидер культа – параноик Джим Джонс, который подозревал всех в «подготовке мятежа» или «измене». Время от времени он устраивал для них испытания, на которых заставлял в знак доверия выпить напиток, говоря, что это яд: «если ты честный и говоришь правду – пей!», Или «если веришь в меня – пей!». И люди пили. После этого никто не умирал, но тем самым у членов коммуны формировалась непоколебимая готовность повторить то же по команде своего «отца», как они его называли. Так они одновременно избавились и от страха смерти.

За день до трагедии – 17 ноября американский конгрессмен Лео Райан, его помощница Джеки Спеир вместе со съемочной группой (репортер NBC Дон Харрис, журналист Тим ​​Риттерман) и представителями организации «Обеспокоенные родственники» прибыли в Джонстаун, что находился в джунглях Гайаны, с целью проверки информации о том, что людей в поселении удерживают против их воли, а также других фактов.

Некоторые из участников этой команды накануне поездки составили завещания, поскольку они понимали всю опасность такого путешествия и имели информацию о наличии незаконного оружия на территории Джонстауна. В том числе такое решение приняла и Джеки Спеир. Тогда ей было 28 лет, и она только начинала свой путь в политике.

Сначала жители Джонстауна, которые до этого так уверенно отвечали гостям, что здесь они безмерно счастливы и их никто не удерживает силой, опасались идти на контакт и рассказывать больше. Далее, когда Джеки Спеир стала говорить с одной семьей, люди доверились ей и признались, что здесь настоящий концлагерь с жестокими порядками, поэтому они просят помочь вырваться из этой секты. А потом, когда они стали собираться и об этом стало известно другим, еще 15 человек приняли решение оставить Джонстаун и вернуться в США.

В последний момент в машину, которая должна была уезжать, сел еще один поселенец – Ларри Лейтон, который сразу вызвал подозрения в Джеки Спеир: еще пару часов назад этот человек в разговоре уверял ее, что абсолютно счастлив, что не намерен покидать общину, также он всячески демонстрировал уважение и преданность Джиму Джонсу и организации.

Они еще не знали, что Ларри Лейтон, который был вооружен, через несколько минут первым откроет по ним стрельбу в аэропорту. В то самое время вслед Райану и команде репортеров по приказу Джонса выехала еще целая группа вооруженных охранников, которые выполняли приказ: не дать самолетам подняться, а в живых не оставлять никого.

Вместе с Лео Райаном были убиты репортер Дона Харрис (он погиб первым), оператор Боба Браун, который до последнего вел съемку, и еще двое человек.

Джеки Спеир лежала на земле, пытаясь притвориться мертвой, но «ангелы»-охранники подошли к ней вплотную и начали стрелять. Из ее руки торчала кость, нога была разорвана. Тим Риттерман получил ранение в левую руку и плечо. Ларри Лейтона удалось нейтрализовать. И тогда Тим Риттерман и Джеки Спеир чудом смогли отползти в джунгли и там спрятаться.

Вся стрельба продолжалась только пять минут, но тогда эти минуты казались вечностью. Затем наступила тишина.

В это самое время в поселении Джим Джонс приказал всем жителям прибыть на общее собрание:

— Я никогда не лгал вам. Мы не покончили с собой, а совершили революционный акт самоубийства, — такими были последние слова Джима Джонса, основателя и лидера религиозной организации «Храм народов».

Сейчас распространяются другие версии причин массового самоубийства – по некоторым источникам на уровне публикаций в блогах с «сенсационными» заголовками наподобие «Преступление ЦРУ» и в некоторых СМИ, поселенцев Джонстауна целенаправленно уничтожила власти США из-за того, что они были сторонниками идей социализма и коммунизма, а также намеревались выехать в СССР, где попросили политического убежища и получили положительный ответ.

Да, действительно, сам Джим Джонс был социалистом, он называл себя реинкарнацией Иисуса, Будды и Ленина. В поселении одна из центральных улиц носила имя Ленина, также там была библиотека, в которой содержалось собрание сочинений Маркса, Энгельса и Ленина, а жители изучали основы марксизма-ленинизма. И они действительно намеревались в полном составе выехать в СССР, который считали «идеальным государством», а за несколько дней до трагедии начали подготовку документов для получения политического убежища. Однако нет никакой логики в том, чтобы их за это убивать, как считают некоторые авторы – дело в том, что для властей США (как и для чиновников любой другой цивилизованной страны) не было ни малейшего смысла преследовать за это изолированную группу верующих, которые живут далеко в джунглях Гайаны и не распространяют свое влияние и идеи на все общество.

Также бытует и мнение о том, что имело место не массовое самоубийство, а убийство людей американскими военными, причем объясняется это целью якобы скрыть таким образом убийство Лео Райана. Причем, вопрос о том, за что и кто желал смерти Райану, остается без конкретного ответа. Обоснование этих версий строится их авторами на предположениях, а не на действительных фактах. Поэтому утверждение о том, что «власти США пошла на этот шаг, чтобы скрыть убийство одного – тысячей смертей, и отвлечь внимание…» не выдерживает никакой критики, ибо оно тоже построено на эмоциях и ничем не подтверждается.

Тем более, эти «сенсационные» версии опровергаются живыми свидетелями, которые знают, что совершил Джим Джонс в тот вечер. Один из них – Оделл Родс. Ему и еще одному из поселенцев удалось убежать в джунгли, когда они поняли: на этот раз это – не испытание и не «проверка».

Джим Джонс приказал приготовить смесь яда (использовался цианид) и напитка со вкусом винограда.

Джонс и его помощники начали с тех, кто не могли защитить себя — с детей. К Джонсу выходили родители с детьми, которых напоили первыми, а младенцам и совсем маленьким детям ядовитый напиток матери вливали из шприца.

— Дети мои, больше не будет боли! – провозглашал, обращаясь к ним, Джонс, — умрите достойно, завершив свою жизнь счастливо, а не в слезах и агонии!

Оделл Родс сам уложил нескольких мертвых детей, а потом… Потом он просто ушел, и на него никто не обратил внимания.

Многие люди находились в состоянии транса, не понимая, что происходит, а потому все они без колебаний выполнили приказ Джонса.

Действительной же причиной Джонстаунской трагедии стало то, что в тому время правительство США и президент Картер не уделяли должного внимания деятельности Джима Джонса. В Государственном департаменте ничего не знали об истинном положении дел в «Храме народов».

Джонстаунской трагедии можно было бы избежать, если бы власть была настроена более решительно и адекватно реагировала на все сообщения о нарушениях закона, если бы сразу брала под пристальный контроль все религиозные и общественные организации, применяющие в своей деятельности методы психологического воздействия и манипулирования сознанием и поведением людей.

Однако в 1970-х годах в Государственном департаменте США все же знали о наличии пограничного конфликта с Венесуэлой, а также о связи «Храма народов» с левыми политическими движениями других стран, в частности с социалистами в СССР. Статус «Храма народов» как религиозной организации означал и ограничения возможностей государства контролировать отдельные аспекты ее деятельности. Это обстоятельство способствовало тому, что община была освобождена от проверок, которых «Храм народов», бесспорно, требовал. Благодаря марке «церкви» этому деструктивному культу все время сходило с рук то, что не должно было сходить. Иными словами, это была секта, опасная тоталитарная организация, и отнюдь не «церковь».

Джеки Спеир выжила после стрельбы в аэропорту. Сейчас ей 67 лет, и в течение многих лет она продолжает дело, начатое Лео Райаном, теперь уже – на посту члена конгресса США, – как и ее погибший первый начальник.

Джеки Спеир и сегодня продолжает борьбу с деструктивными культами на основе своего собственного опыта и с тем же рвением, как и Лео Райан.

Что же произошло с «райской коммуной» после всего? Опустевший и безлюдный Джонстаун превратился в город-призрак.

Так он простоял некоторое время, а затем во время масштабного пожара выгорел дотла.

…А сегодня у нас выходит множество новостей, репортажей и сюжетов из «райских» экопоселений, в которых жители говорят на камеру знакомые слова – те же, которые говорили в «Храме народов» почти полвека назад последователи Джима Джонса: «я счастлив, как никогда раньше», «только в этом поселении началось настоящая жизнь», «здесь – лучшее место на планете». И наши журналисты продолжают живо, с пафосом рапортовать об учреждении или о развитии очередного «идеального» экологического поселения – тех же «анастасийцев», а еще кришнаитов или так называемых «родноверов», подавая все исключительно с положительно стороны и не желая слушать возражений.

Народ, может, хватит – снова и снова на те же грабли?.. Неужели для того, чтобы все прозрели, нужно повторение того, что случилось в экопоселении под названием Джонстаун?

Свобода вероисповедания… Равные права и возможности для всех религиозных организаций, к тому же, «государство не вмешивается в осуществляемую в рамках закона деятельность религиозных организаций», — все это гарантирует норма Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях». Да и важно ли, во что и как верят граждане? К сожалению, важно и имеет огромное значение, — какими бы красивыми словами и лозунгами не гарантировал закон ту вседозволенность и бесконтрольность в деятельности организаций, которые представляют собой тоталитарные деструктивные культы, которых сейчас большое количество в нашей стране. Джонстаунская трагедия уже доказала, что свобода вероисповедания одного имеет свои границы и заканчивается там, где начинаются охраняемые законом права других или национальные интересы государства в целом. Неужели для того, чтобы усвоить чужие уроки истории, нужно их повторения у нас?

Автор: Ирина Кременовская

 

Оставить комментарий

Ваш Email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *
Вы можете использовать теги и атрибуты HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>