Марина Суркова, ШЕП и полиция Харькова

Марина Суркова, ШЕП и полиция Харькова

Марина Суркова вместе со своими сообщниками совершает ряд преступлений.

Полиция Харькова открывает уголовное производство, но расследованием дела не занимается, поскольку уже давно «легла» под сектантов ШЕП и покрывает их.

В настоящее время Основянским УП ГУНП в Харьковской области проводится досудебное расследование в уголовном производстве №12019220060000913 по факту незаконного проникновения и умышленного похищения животного с территории коммунального предприятия «Центр обращения с животными» (далее — КП «ЦОЖ»). Предприятию был причинен материальный ущерб. Кроме того, был причинен и моральный ущерб его сотрудникам.

После того, как возбуждено уголовное производство, должно начинаться, соответственно, досудебное расследование. А вот как оно осуществляется и почему начинает «тормозить» — это самый главный вопрос.

Среди фигурантов дела — скандально известная псевдозооактивистка Марина Суркова. О ее аферах, спонсорах и настоящих мотивах неистовой борьбы против КП мы уже рассказывали.

Поэтому сегодня стоит донести до широкой общественности дополнительные факты, наглядно показывающие, как Суркова и компания, благодаря дружбе с сектантами ШЕП, получили от полиции карт-бланш на совершение дальнейших преступлений.

 

Работники КП «ЦПТ» действовали в соответствии с законом

 

Согласно ч. 1 ст. 24 Закона Украины «О защите животных от жестокого обращения» собаки, независимо от породы, принадлежности и назначения, в том числе имеющие ошейники с номерными знаками и намордники, но находящиеся без владельца на улицах, площадях, рынках, в скверах, садах, на бульварах, пляжах, в общественном транспорте, дворах и других общественных местах, считаются беспризорными и подлежат отлову.

Эта история началась 06.03.2019 г., когда на электронную почту отдела отлова животных КП «ЦОЖ» поступила заявка: у проходной предприятия «Харьковская дистанция пути» филиала «Южная железная дорога» находятся бездомные собаки, представляющие опасность для здоровья людей.

В связи с этим 22.03.2019 г. по адресу, указанному в заявке была направлена бригада по отлову животных.

Однако бригаде в тот день не удалось их отловить. Поэтому через несколько дней — 29.03.2019 г. по этому же адресу они выехали повторно, и там отловили одну бездомную собаку.

Во время отлова животных незнакомая женщина, как поняли специалисты по отлову — охранница «Харьковской дистанции пути», в агрессивной форме препятствовала работнику предприятия. Женщина дергала его за одежду и хаотично наносила ему удары по спине и в область затылка. С целью предотвращения конфликта после отлова животных бригада сразу покинула место отлова.

После этого на телефон диспетчера КП «ЦОЖ» позвонила женщина: она сообщила сообщила, что по адресу, где только что побывала бригада, была отловлена ее собственная собака, которую она требовала немедленно вернуть. Порядок выдачи животных по карантину она дослушать не захотела.

 

«Тебе конец. Всем вашим выродкам устроим расправу»

 

В 12 ч. 35 мин. на мобильный номер директора КП «ЦОЖ» Юлии Шаповаловой с телефонного номера 097-254-61-76 позвонил неизвестный мужчина, который с применением нецензурной лексики заявил дословно следующее:

«Шаповалова, сука, твои ловцы вырвали собаку из рук пожилой женщины, поэтому тебя конец. Жди. Мы сейчас соберем общественность, и тогда тебе и всем вашим выродкам устроим расправу».

Так совпало, что звонок с угрозами в адрес Юлии Шаповаловой поступил в тот момент, когда она находилась в помещении Департамента жилищного хозяйства Харьковского городского совета. Во время разговора она включила динамик громкой связи, поэтому все сказанное слышали представители руководства Департамента жилищного хозяйства, а также сотрудники КП «ЦОЖ».

По номеру телефона мужчины, высказывавшего угрозы физической расправой, удалось узнать его имя. В социальной сети Facebook он зарегистрирован под именем Чепыгин Александр.

На его странице 29.03.2019 г. было опубликовано видео провокационного и клеветнического характера, на котором он негативно высказывается о деятельности работников коммунального предприятия «Центр обращения с животными». При этом он приводит недостоверную информацию относительно действий работников предприятия, отловивших беспризорное животное.

Конечно, после этого он переходит к призывам объединяться с его группой для совершения беспорядков и препятствования законной деятельности предприятия.

Призывы подхватили члены группы, в частности Зоя Савченко: она радуется по поводу того, что очередное нападение на КП будет хорошей возможностью для суда Сурковой против предприятия.

Призывы подобного характера с такой же недостоверной информацией опубликовала на своей странице в Facebook и Марина Суркова.

Неотъемлемыми элементами любых сетевых истерик всегда являются: капслок, огромное количество восклицательных знаков и другие эмоциональные составляющие для привлечения внимания — например, как здесь.

О том, для чего это все нужно и как создаются подобного рода хайпы, мы также рассказывали в теме Разоблачение фейков «зоозащитников».

 

Незаконное проникновение на территорию предприятия

 

Чепыгин и Суркова не ограничились одними только призывами к препятствованию законной деятельности предприятия.

30.03.2019 г. в 14 час. 29 мин. на территорию КП «ЦОЖ» под предлогом «посмотреть собачку» попали 10 мужчин и 4 женщины, среди которых были Суркова и Чепыгин. Также среди указанных лиц присутствовали Степанов Юрий Николаевич и Куст Юрий Алексеевич, которых работники предприятия знают, как членов Общественного объединения «НаКипело».

https://youtu.be/T2vyok4VFG0

На видеозаписи зафиксировано, как указанные лица в 14:30 вошли в административный корпус предприятия, в котором находились около 4 минут. Выйдя из здания, они в агрессивной форме требовали от охранника открыть им дверь, ведущую на территорию, где расположены вольеры с животными. Получив отказ, четверо мужчин и три женщины, включая Суркову, Чепыгина и Степанова, перелезли через забор и попали на территорию приюта для животных.

Вероятно, харьковские «активисты» брали уроки прыжков через забор у Анны Куркуриной, которая прошлым летом исполнила тот же номер в Николаеве, где вместе с другими проникла на территорию КП «Центр защиты животных» и избила сотрудника. По факту этих событий Ингульским отделом полиции ГУНП в Николаевской области было возбуждено уголовное производство № 12018150040003492 по признакам уголовного преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 296 Уголовного кодекса Украины — хулиганство.

Но вернемся к событиям в Харькове. Во время пребывания в карантинной зоне «активисты» препятствовали врачу ветеринарной медицины выполнять его служебные обязанности. Ему мешали проводить осмотр животных, а также оказывать больному животному — собаке, необходимую медицинскую помощь.

Чепыгин, выражаясь нецензурной лексикой, хватал врача за одежду и толкал. Степанов также нецензурно выражался в адрес врача и замахивался на него штативом видеокамеры, который держал в руках. А Чепыгин, достав газовый баллончик, собирался его применить против врача, в связи с чем тот вынужден был покинуть территорию приюта для животных.

 

Зоотерористы бесновались в карантинной зоне

 

Затем незваные гости прошли в карантинную зону, при входе в которую установлена ​​информационная табличка с надписью: «Карантин, посторонним вход воспрещен».

Во время пребывания в карантинной зоне указанная группа лиц препятствовала еще одному сотруднику, также врачу ветеринарной медицины выполнять его служебные обязанности. Чепыгин и другие пытались схватить его за одежду, мужчины нецензурно выражались. Они отстранили врача от вольеров с животными.

После этого Суркова, Чепыгин, Степанов и другие самовольно открыли вольер № 91. Там находилась собака, не прошедшая карантин: животное было отловлено за день до описанных событий — 29.03.2019 г.

Изъяв из вольера собаку, злоумышленники вынесли ее через центральные ворота за пределы территории предприятия. Этот момент запечатлен на видеозаписи, приведенной выше.

Изложенные обстоятельства указывают на то, что в действиях Сурковой и Чепыгина присутствуют все элементы состава уголовного преступления, предусмотренного ст. 293 Уголовного кодекса Украины — групповое нарушение общественного порядка. Кроме того, в действиях Чепыгина имеются признаки уголовного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 129 УК Украины — угроза убийством.

 

Вмешательство посторонних лиц в работу предприятия повлекло гибель животных

 

Смотрите, какая интересная складывается ситуация: зоотерористы бьют себя пяткой в ​​грудь и демонстрируют, какие они борцы и «спасатели» животных. С этой целью они незаконно проникли на территорию коммунального предприятия и похитили оттуда животное: мол, мы спасли собаку.

Но при этом они даже не думают о том, что одновременно отняли жизни у двух других животных. В частности, злоумышленники ворвались в карантинную зону в то время, когда ветеринарный врач пытался спасти собаку, которая находилась в тяжелом состоянии. Поскольку псевдозоозащитники фактически парализовали работу врачей, те не смогли оказать помощь животному. Собака умерла.

Однако и это было еще не все. Вследствие пребывания на территории зоны карантина одновременно большого количества людей, которые вели себя агрессивно по отношению к врачам и сопровождали свои действия громкой бранью, размещенные в вольерах животные подняли шум. Две собаки сцепились между собой.

Псевдозоозащитники никак на это не отреагировали. Работников предприятия они не подпустили к вольерам. Из-за этого умерла еще одна собака. Как показали результаты вскрытия, причиной гибели животного стал сердечный приступ.

 

«Активистам» закон не писан

 

Суркова, Чепыгин и другие псевдозоозащитники, прибывшие вместе с ними, действовали вопреки требованиям Закона Украины «О защите животных от жестокого обращения». В ч. 7 ст. 24 указанного Закона предусмотрено, что отловленные беспризорные домашние животные в течение семи дней со дня их вылова обязательно содержатся на карантинных площадках службы или предприятия, осуществляющего вылов, и могут быть возвращены владельцам с разрешения ветеринарного учреждения после предъявления регистрационного удостоверения и оплаты стоимости расходов на отлов и содержание.

Кроме того, у предприятия не было возможности провести в полной мере карантинные мероприятия, как того требуют законы Украины «О защите животных от жестокого обращения», «О ветеринарной медицине», «О защите населения от инфекционных заболеваний», «Об обеспечении санитарного и эпидемического благополучия населения».

Если принять во внимание тот факт, что животное может быть инфицированным, в будущем это может нанести вред не только животным, но и жителям Харькова.

 

Коммунальному предприятию был причинен имущественный вред

 

Действия «активистов» повлекли и материальные убытки для предприятия. В частности, это фактические расходы на оплату стоимости отлова и содержания собаки (той самой, которую они украли). Исходя из этого, несложно рассчитать размер причиненного материального ущерба — 420 грн., из них:

  • 300 грн. — доставка животного в приют;
  • 80 грн. — расходы на содержание животного в течение суток;
  • 40 грн. — на ветеринарную обработку (дегельминтизация, дезинсекция).

Кроме того, коммунальное предприятие потеряло выгоду в сумме 530 грн., из которых отлов животных — 300 грн., чипирование — 80 грн., вакцинация против бешенства — 100 грн., регистрационное удостоверение на животное — 50 грн.

Все обстоятельства незаконного проникновения на территорию предприятия, а также обоснование размера причиненного материального ущерба (имущественный вред — 420 грн., ущерб от упущенной выгоды — 530 грн.) были изложены в заявлении о признании потерпевшими в рамках уголовного производства.

 

Почему ШЕП-полиция Харькова не расследует преступления зоосектантов

 

Однако полиция фактически не занимается расследованием дела, в просьбе признать потерпевшими было отказано.

Вероятно, скоро и уголовное производство будет закрыто.

Неужели полицейские боятся кучки дегенератов? — спросите вы. Нет, не то, чтобы они боялись — причина бездействия заключается в другом.

В Харькове полиция давно «закрывает глаза» на преступления адептов секты «Школа единого принципа» (ШЕП).

В свое время, на этапе реформирования органов полиции (2015) руководитель харьковского отделения секты Марина Зверева прямо поставила задачу: внедрить в полицию «своих людей».

При подаче документов у кандидатов на службу в полиции никто не спрашивает об их вероисповедании. И члены секты охотно ринулись занимать вакансии. Не всем, но значительной части ШЕПовцев тогда удалось пробиться на должности в патрульной службе и в других подразделениях полиции.

Неофициальный «юрист» секты ШЕП Дмитрий Маковецкий наладил неофициальные отношения с руководством полиции Харькова в направлении привлечения патрульных полицейских к защите интересов ШЕП.

Кроме того, «юрист» Маковецкий, — а его фактический род занятий ничем не выделяет его среди остальных бездельников и преступников — «активист» (ОО «Громадська варта») под видом налаживания общественного контроля за деятельностью местной полиции даже смог получить финансовый грант от международного фонда «Возрождение» (фонд Дж. Сороса в Украине). Для этого он воспользовался программной инициативой «Права человека и правосудие».

Как уже многие заметили, практически на всех акциях за «права» животных или против меха, цирков и прочего состав участников всегда неизменен. ШЕПовцы служат подставками под плакаты и образуют массовку. Среди организаторов — Марина СурковаВалентин БыстриченкоЗоя Савченко, Дмитрий Маковецкий и другие фигуранты, представляющие одни и те же организации — «Громадську варту», ШЕП, «Лигу помощи животным», «Порятунок тварин» и др.

Это только кажется, что наш Харьков — настолько большой город, здесь можно делать все, что заблагорассудится, и это пройдет незамеченным. Здесь все знают друг друга. А потому давно известно, что одни ШЕПовцы, работающие в полиции (и не только в полиции, но и в других государственных структурах и органах местного самоуправления), покрывают других.

 

Бахва Гогебашвили,

Idolbreakers

Оставить комментарий

Ваш Email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *
Вы можете использовать теги и атрибуты HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>