Зоосекта

Зоосекта

Предисловие от antisekta.org

ЗООСЕКТА как удобный способ завлечения и манипуляции.
В Харькове появилась Опасная «СЕКТА ЗВЕРЕВОЙ» на базе общественной организации «Службы Спасения Животных»

Как мы не раз уже писали, в Харькове — это секта ШЕП которая открыла свое так сказать «представительство» на территории стадиона Харьковского ВУЗа. Подробнее здесь.

Мы же призываем, не верьте сектантам. Ничего в нашей жизни не делается просто так. Прогнившие сектантские лидеры лишь пытаются привлечь к себе внимание новыми методами «Секто-маркетинга».

Статья предоставлена нашей коллегой Ириной Кременовской

Ссылка на статью оригинал: Вільне слово

Укушенные дети — это только начало Зоосектанства.

В повседневной жизни мы мало внимания обращаем на то, сколько извращенцев вокруг нас, и не можем знать, какие гельминты живут в их головах. Так продолжается, пока нам это ничем не угрожает. Да и многие ли видели истинное лицо так называемых «зоозащитников»? До определенного момента некоторые даже считают, что есть такие «добрые и отзывчивые люди, они же защищают животных и не едят мяса».

Но история, к сожалению, знает печальные примеры того, как «добрые защитники животных» расправлялись с ненавистными людишками. А риторика самых опасных преступников мира практически слово-в-слово повторяет то, что говорят сейчас украинские «зоозащитники», которые так любят отождествлять людей и животных: «Мы должны осознать, что мы ничем не лучше животных», — говорил Чарльз Мэнсон, лидер секты «Семья», которого за ряд жестоких убийств был приговорен к девяти пожизненным срокам заключения.

Это было в США в конце 1960-х гг., однако события новейшего времени в других странах свидетельствуют о том, что и сейчас это предостережение остается весьма актуальным. Так, в 2014 г. Дмитрий Комаров, который до этого в соцсетях открыто писал о том, что «готов убить любого, кто поднимет руку на щенков», вооруженный ружьем ворвался в здание Воскресенского храма в Южно-Сахалинске, РФ, и стал расстреливать прихожан, которые просто случились ему на глаза. Он застрелил двоих человек, а еще семеро получили огнестрельные ранения.

Другой его «коллега» — волонтер зоозащитного движения Дмитрий Виноградов застрелил из карабина и ружья шестерых человек и ранил еще одного. Трагедия произошла в Москве в 2012 г. Накануне кровавого преступления убийца тоже опубликовал в соцсети сообщение, в котором выражал идеи ненависти ко всему человечеству.

Закономерный «апофеоз» такого выражения любви к животным не обошел и Украину. В настоящее время Службой безопасности Украины и органами Национальной полиции расследуются сразу несколько уголовных дел о преступлениях, совершение которых не обошлось без участия зооэкстремистов: умышленное уничтожение чужого имущества, вооруженные нападения, нанесение тяжких телесных повреждений и посягательство на жизнь журналистов, которые имели место в 2016 г. Продолжается следствие по делу о совершении террористического акта и диверсии в г. Киеве в январе 2017 г., когда в почтовый ящик одного из многоквартирных домов было заложено самодельное взрывное устройство на основе боевой гранаты.

Идея создать секту, сплотив вокруг себя безумных социопатов под видом спасения собак, в последнее время буквально висела в воздухе. Было бы странно, если бы ею не воспользовались.

Почему собаки? Эти животные представляют собой весьма удобный объект для сакрализации и поклонения, а именно:

а) их размер практически такой же, как у маленького ребенка, у них трогательные носики-ушки-глазки, что идеально воспринимается женщинами, имеющими определенные проблемы с созданием собственной семьи, поэтому для таких лиц опека над уличными собаками служит средством сублимации нереализованного материнского инстинкта;

б) они способны запоминать человека, узнавать его и проявлять это с помощью инстинктов (подпрыгивать, махать хвостом, заглядывать в глаза);

в) ради получения пищи они трогательно ластятся, просят и подлизываются;

г) они не боятся людей и легко идут на контакт;

д) идея защиты собак от «жестоких людей» проста для восприятия, ее легко представить как благородную с помощью таких слов, как «друзья человека», «добро», «забота», «гуманизм» и «любовь».

Лица, называющие себя «зоозащитниками», фактически защищают только один вид животных – бродячих собак.

Концепция псинократического общества заключается в том, что зоосектантами безапелляционно отстаивается тезис об исключительной ценности бродячих собак и вине всего человечества перед ними (основу ее составляет миф об ответственности перед всеми, кого кто-то и когда-то приручил); пропагандируются постулаты очеловечивания собак и предоставления им прав; они категорически отрицают опасность от наличия хищников на улицах, инфекций и паразитов, которые они распространяют. Защита и спасение «бездомных животных», «борьба с живодерами» толкуются как главная обязанность каждого члена движения.

Люди рассматриваются как абсолютное зло и «болезнь планеты», они несут угрозу для животных и всего живого, — это антигуманная, искаженная концепция зоосектантов рассматривает людей так же, как христианство – Сатану, или как социалисты – капиталистов.

Оправдывается насильственное насаждение своего мировоззрения всем слоям населения и возможность применения силы или физической расправы над всеми, кто выражает несогласие с указанными постулатами, разоблачает их мошеннические схемы, опровергает ложные идеи или иным образом препятствует их «великой миссии».

В отличие от религиозных организаций или эзотерических течений зоосектанты не имеют писаной концепции. Ее постулаты очень просты и откровенно примитивны, передаются как устное народное творчество, а некоторые из них распылены в публикациях идеологов движения – прежде всего, российских авторов Т. Павловой, лидера веганского движения И. Новожиловой, а также некоторых украинских псевдоученых – Т. Метелевой, А. Серпинской и др.

1) Собачки ни в чем не виноваты! Они защищают свою территорию, а еще спасают людей от маньяков, «темных сил» и даже от смерти.

2) Все собачки оказались на улице только потому, что жестокие или незрелые люди их сначала завели, а потом выбросили.

3) Хороших людей собаки не кусают, а только тех, у кого плохая карма, злых, пьяных и тех, кто их когда-то обижали.

4) Девочка, мальчик – обозначение сук и кобелей, милые детки – щенки, молодая мама – сука со щенками, а «ублюдки», «личинки», «человеческий приплод», «жертвы аборта» — обозначение детей.

5) Если ребенка покусал пес, то виноват ребенок – он ​​дразнил собак, провоцировал, бросал в них камни, мучил щенков, пытался отобрать еду, слишком быстро бежал, слишком медленно шел, или его родители являются злыми и плохими людьми.

6) Если где-то обнаружена мертвая собака, надо обязательно подключать журналистов и готовить репортаж (в котором должен быть изложен весь набор штампов: жестокое убийство на глазах у детей, опасный яд, живодер-догхантер), а также организовать митинг. И не важно, что животное могло умереть от старости, от голода и болезней или было разорвано своими же сородичами в условиях «свободного проживания» на улице, куда его выбросили «гуманные» стерилизаторы.

7) От действий людей вреда гораздо больше, чем от собак.

8) Только стерилизация решит проблему, стерилизованные собаки теряют не только возможность размножения, но и агрессивность, а еще перестают гадить и питаются манной небесной.

9) Если с улиц убрать всех собак, то на их место придут дикие животные из леса.

10) Все граждане обязаны подкармливать бродячих собак, постоянно жертвовать средства на их содержание в приютах и ​​на лечение больных собак.

Собрания зоосектантов. Все деструктивные культы и тоталитарные организации проводят групповые мероприятия, направленные на единение их членов и осуществления воздействия на массовое сознание. Такие меры «укрепляют веру», ведь коллективное подсознательное передается каждому, а групповой формат снимает критичность восприятия информации.

Не являются исключением и зоосекты, но на своих собраниях они не проводят бесед на религиозную тематику – там говорят о другом.

Зоосектанты не нуждаются в специальных культовых сооружениях и больших залах – наоборот, они собираются в людных местах, причем по будням и в рабочее время (например, в г. Киеве такое происходит по понедельникам в первой половине дня, и нередко собрания созываются еженедельно) преимущественно у зданий органов власти и проводят свои «марши за права собак», митинги, пикеты и акции «против живодеров». На своих сборищах они активно используют лозунги, плакаты, громкоговорители и повторяют однотипные слоганы: «собаки хотят жить!», «Животные имеют права!», «Живодеров – за решетку!» и др.

Указанные собрания всегда готовятся заранее и широко анонсируются с помощью телекоммуникационных систем (форумы и соц. сети), а для того, чтобы привлечь для участия в них как можно больше граждан, каждый раз готовится информация с яркой эмоциональной окраской и призывами к действию. Например, организатор сначала расписывает некий «резонансный» случай, а затем приводит фразу вроде «выйдем все вместе – покажем, что нас много!». Целью проведения собраний является отнюдь не предоставление реальной помощи животным или решение других проблем, а всего лишь попытка привлечь внимание к себе, своим идеям и движению, в которое влились бы новые члены.

Принадлежность к определенной социальной группе, приобщение к «узкому кругу избранных» дает некоторым гражданам то, чего им раньше не хватало и чего они не могли иметь в повседневной реальной жизни. Участие в «великой миссии» повышает самооценку, дает ощущение причастности к чему-то такому, что способно изменить мир.

Как распознать зоосектанта?

Первый и основной признак – специфическая лексика.

В этом они очень схожи с саентологами. Вообще контроль речи – характерный атрибут информационно-психологического воздействия в любой тоталитарной организации.

Все культы и течения имеют свою собственную терминологию, а что касается псинопоклонникив, то для них характерно смешение терминов, заимствованных из индуистской и христианской доктрин: частые упоминания о карме, ее законах, о переселении душ (реинкарнации) и «бумеранге» перемежаются с отрывками из молитв-новоделов с обращением к христианским божествам или существам из языческой мифологии. Нередко используются заговоры, в которых призывается «кара для всех живодеров» и содержатся обращения к тем или иным «высшим силам». Вот, например,​​ «молитва», обращенная к «сути вещей». Ее авторы предлагают «сконцентрировать биополе» и повторять пожелания смерти гражданам (как тем, кто уничтожают бродячих собак, так и всем, кто проявляет недостаточное рвение и желание целовать собак под хвост):

«Убийца — Смерть за смерть!

Убитые, за себя его семерых заберите!

Небо-земля — ​​свидетель!

Дух мщения — исполнитель!

Именно!

(При произнесении необходимо заменить «Именно!» На «произнесено!» — это значительно действеннее)

Обращение должно быть к самой конечной сути вещей; нам надо обратиться к самому высокому Верховном начальству — к «сути всех Вещей»…».

Второй характерный признак – ненависть ко всем людям. В любых дискуссиях зоосектант переходит на личности, поскольку не имеет убедительных аргументов. Когда у него заканчивается набор заученных штампов на тему «собаки ни в чем не виноваты» и «во всех цивилизованных странах стерилизация – это единственный гуманный способ регулирования численности животных», он (она) прибегают к оскорблениям в адрес оппонента и начинают изрыгать проклятья.

Третий признак – чрезмерная эмоциональность. Зоосектанта легко вывести из равновесия, и именно его эмоциональность своего времени обусловила склонность к внушений и пидупадання под чужое влияние — в частности влиянию идеологов этого псевдогуманистичного движения.

Каждое подобное общественное движение или течение должны постоянно подпитывать активность своих последователей. Для этого они используют соответствующий набор приемов и способов воздействия на сознание отдельных индивидов и введения в заблуждение общества относительно истинной цели своей деятельности.

Формы и методы вербовки в зоосекты.

  1. Приглашение посетить приют. «Возьмите собачку из приюта» или «Кто желает поработать волонтером – добро пожаловать в приют», — здесь все очень просто: размещая такие предложения (объявления в СМИ или в соцсетях) все приюты и общественные организации зоозащитной направленности ищут себе подобных, то есть тех, кто будет жертвовать средства на «спасение ни в чем не повинных животных» и кому в дальнейшем можно будет предлагать взять из тех приютов второго, третьего, десятого песика или кота.
  2. Промывка детских мозгов. «Зоозащитники» также проводят мероприятия в образовательных и воспитательных учреждениях – в школах и даже в детских садах. Их акции проходят в формате «Уроков доброты» или бесед на тему бездомных животных, целью которых является якобы воспитание милосердия и сострадания: дети готовят рисунки, аппликации или поделки-подарки, а организаторы вкладывают им в головы основные постулаты своей идеологии.

Или же детей водят на экскурсии в приюты, где в антисанитарных условиях они контактируют с животными (это называется «погулять и поиграть»), и никто не несет ответственности в случае заражения инфекциями.

Неотъемлемой составляющей таких встреч является сбор пожертвований – денег, продуктов, старых вещей (одежда, одеяла, полотенца, белье для утепления приютов). Таким образом зооаферисты пытаются оказать влияние на взрослых с помощью их детей путем спекуляции на чувстве жалости.

Учителя или классные руководители, с разрешения которых проходят сборы помощи для приютов, сами являются адептами зоосекты, и поэтому они пытаются привить свои убеждения ученикам, считая, что тем самым учат их доброте и воспитывают «достойное поколение», а на самом деле занимаются промывкой детских мозгов под ширмой из красивых слов о гуманизме и сострадании. Они сделали ставку на наиболее уязвимую часть украинцев – детей и подростков, воспользовавшись тем, что их психика и мировоззрение на этом этапе только формируются, что обусловливает особую склонность к внушениям.

И нет никакой разницы: придут в школу сектанты-сайентологи или придут в школу зоосектанты с их уроками псевдоприродознавства, поскольку и те, и другие будут одинаково прикрываться благородной целью проведения просветительской деятельности. Так, например, в школах г. Мукачево на Закарпатье сайентологи под видом общественных организаций «Криминон» и «Нарконон» проводили занятия и читали лекции о вреде наркотиков и здоровом образе жизни, а фактически проповедовали основы саентологического вероучения и распространяли среди учеников печатные материалы Церкви Саентологии и произведения Л.Р. Хаббарда, в частности книгу «Дорога к счастью». К счастью, благодаря неравнодушным родителям и журналистам, сайентологов выперли из школ – после выхода сюжета на местном телевидении те сами отменили проведение дальнейших занятий, и на этом их вербовка наконец была прекращена.

  1. Расшатывание психики онлайн. Торговля эмоциями, их продажа за дорогую цену – один из давно апробированных и успешных методов зоосектантського фандрейзинга, обеспечивающего привлечение свежего пополнения и успешный сбор средств. На «зоозащитных» форумах (а также и на любых других форумах, в том числе на женских и кулинарных, где есть соответствующие разделы), с помощью групп в соцсетях реализуются методы планомерного целенаправленного расшатывания психики.

Прежде всего, здесь широко используется специфический контент – картинки и видео шокирующего или трогательного характера. Подобные ресурсы переполнены фотографиями и видео искалеченных, изуродованных или мертвых животных и сопровождаются соответствующими сообщениями. Вокруг таких публикаций разворачиваются оживленные и длинные дискуссии онлайн.

Разжигание ненависти, подстрекательство к совершению преступлений, проклятия, безумные фантазии о наемных киллерах и призывы к самосудам и жестокой расправе над каждым, кого «назначили» на роль врага – это все характерные тезисы зоосектантской риторики.

Методы расшатывания психики у них всегда одинаковы – нагнетание истерии, манипулирование эмоциями, ложь и клевета ради «пятиминутки ненависти», бездоказательные обвинения. По сути, это методы гибридной войны: блоггеры используют свои страницы как площадки для выявления и концентрации наиболее уязвимой части населения, то есть тех, кто им верит, воспринимает призывы и умело примененные к месту слоганы-стереотипы.

Во время общения в Интернет-сообществах пользователи активно комментируют и ведут переписку друг с другом, делятся «по секрету» информации — например, распространяют персональные данные и сообщают подробности (как реальные, так и вымышленные) частной жизни людей, которых они считают своими оппонентами (врагами), обсуждают методы воздействия и давления на них, планируют возможности и способы расправы, — иными словами, совершают и осуществляют подготовку тяжких и особо тяжких преступлений.

Если обратить внимание на время размещения сообщений и комментариев, то мы увидим, что виртуальное обсуждение и споры продолжаются круглосуточно. В ночное время и до самого утра пользователи в весьма эмоциональной форме выплескивают свое возмущение, гнев, отчаяние, выражают обвинения (как правило, бездоказательные и ничем не подтверждены) в адрес людей, которые не только не имеют отношения к публикации, но и вообще не знают, что произошло).

Что происходит с человеком, который регулярно испытывает недостаток сна и отдыха? Здесь стоит напомнить, что практика лишения сна широко применялась в других тоталитарных организациях – в частности, у мунитов. Затем, из-за регулярного недосыпания происходит постепенное поражение головного мозга и общее истощение организма.

Авторы подобных сообщений и комментаторы, которые приобщаются к онлайн-безумию – это зомбированные индивиды, больные физические и душевно: они с удовольствием смакуют подробности того, как будут расправляться с оппонентами и желают смерти всем людям, которые подвергают сомнению или критике их идеалы.

Здесь уместно вспомнить слова серийного убийцы и каннибала Николая Джумагалиева, который отобрал жизни в семи человек: «Я стал на сторону животных и делал с людьми то, что они делают с животными», — так он говорил в суде после того, как изрубил на куски свою жену и других жертв, готовил из человеческого мяса различные блюда и угощал гостей.

Адептами зоосекты становятся именно такие граждане – неспособные поддерживать нормальные отношения с окружающими, они начинают неистово любить животных (а именно уличных собак), а наиболее агрессивные из них ради собак готовы убивать людей.

Эти особенности вербовки указывают на то, что перед нами – некая общность, то есть движение, в которое пытаются привлечь новых последователей. Они ищут лиц с деньгами, а также эмоциональных, впечатлительных, некритичных. Если нового адепта удается привлечь – значит, вербовка прошло удачно и в рядах «зоозащитников» пополнение, а если кто-то высказывает критические замечания относительно их бурной деятельности или сомнения в ее эффективности – те бездушные негодяи, живодеры, садисты.

В течение даже непродолжительного времени общения с зоосектантами (примерно за месяц), происходит стремительная деградация личности, которая теряет человеческий облик.

Кстати, весьма показательно то, что зоосектанты везде рассказывают сказки и пишут в своих пабликах разный эпос о мифических «живодерах», которые представляют угрозу для всех животных, а сами же совершают отнюдь не мифические, а вполне конкретные преступления: подкладывают гранаты, организуют нападения на людей, штурмуют органы власти и нарушают общественный порядок. Им абсолютно безразлично то, что от их действий могут пострадать люди, которые вообще далеки от идей собакоспасательства.

Если бы сторонники идеи сделать счастливыми всех бездомных собак просто забирали их по домам или искали тех, кто мог бы им в этом помочь, то в их действиях не было ничего противоправного. Тем, чьи действия правильны и осуществляются в рамках закона, нет нужды прибегать к обману. Но зоосектанты прибегают к откровенной лжи, манипуляциям и подмене понятий рради подпитки своего движения и привлечения новых членов.

Финансовые аспекты «зоозащитного» движения играют отнюдь не последнюю роль: этим обусловлено агрессивное отношение ко всем несогласных и завидное упорство в отстаивании своей позиции.

Однако спасатели помойных псов, «опекуны», «борцы с живодерами», активисты-митингующие и другие сетевые воины составляют лишь основу зоосектантського движения, ведь место на верхушке этой пирамиды занимают их главные идеологи – веганы.

Таким образом, зоосекта представляет собой одну из наиболее опасных и искаженных форм искривления мировоззрения среди представителей отдельных групп общества. Человек выбирает объектом для поклонения животное – как правило, бродячую собаку, наделяет ее такими качествами, как духовность, нравственность, преданность, искренность и иными чисто человеческими добродетелями («собаки лучше людей и они никогда не предадут»), ставит на один уровень с людьми или даже выше людей.

Сторонники этих идей перенимают повадки и модели поведения своих подопечных: одна начинает «лаять» — другие подхватывают; когда они собираются в «стаю», то готовы разорвать любого, кто не согласен с их позицией, а когда «стая» чувствует вкус первой крови и безнаказанности, его поведение становится неконтролируемым и переходит в форму зооекстремизма.

То, как работает «стайный» инстинкт, становится особенно заметно в случае, например, перечисления средств на спасение очередного больного песика – кто-то пишет в комментариях «от меня 100 грн.», а другие добавляют: «+50 от меня», «отправила еще 200 грн.» и т.д.

Навязчивое распространение в обществе идей полезности, допустимости и едва не господства бродячих собак в населенных пунктах Украины под видом т.н. «зоозащитной» деятельности и псевдогуманизма по своей сути представляет собой отдельный, недостаточно изученный специалистами вид угроз национальным интересам и национальной безопасности.

В стране идет война, экономика находится в состоянии перманентного кризиса, продолжается спад рождаемости, распространяются инфекционные заболевания, закрываются школы и сельские больницы, и на этом фоне «зоозащитники» выдвигают и проталкивают нелепые идеи ради оправдания распространения бездомных животных и всевозможных действий, направленных на поддержание их популяции на улицах (лечение, питание, уход, защита).

Беспризорные собаки, кроме того, что распространяют десятки опасных инфекционных заболеваний (ничем в этом плане не отличаясь от крыс, мышей и других грызунов), но они еще совершают нападения на людей (ежегодно гибнут несколько десятков граждан) и домашних животных, провоцируют ДТП, засоряют территорию, создают в обществе атмосферу постоянных конфликтов и взаимной ненависти между обычными людьми и «зоозащитниками».

В условиях войны и кризиса утверждать о необходимости заботы и распространения беспризорных домашних животных – полный бред и цинизм высшего сорта.

Понятно, что все эти факторы обязательно сопровождаются массовыми финансовыми затратами – в Киеве под давлением «зоозащитников» (которые по всем признакам являются деструктивным культом) на два следующих года запланировано выделить 192 миллиона гривен на нужды бездомных собак и их «защиту». В Украине ежегодно на подобные прихоти тратятся миллиарды гривен, и это, следует еще раз подчеркнуть – в условиях бедности, кризиса, войны, распространения инфекций, конфликтов в обществе, утраты ценностных ориентиров и блужданий.

Статья подготовлена:

Ирина Кременовская

 

Оставить комментарий

Ваш Email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *
Вы можете использовать теги и атрибуты HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>